Рассказы о шедеврах живописи




Бруни Ф.«Медный змий»


Фёдор Антонович Бруни - сын швейцарского итальянца, "мастера живописного и скульптурного дела", который в 1807 году переехал с семьей в Россию. В 1809 году Фёдор Бруни был принят в Воспитательное училище при Академии художеств (АХ), затем учился в классе исторической живописи у А. Е. Егорова и В. К. Шебуева; закончил АХ в 1818 году. Весной 1820 года по приглашению княгини 3. А. Волконской отправился в Италию, там много и серьезно работал и рано приобрел известность. "Смерть Камиллы, сестры Горация" (1824), Портрет 3. А. Волконской в костюме Танкреда" (1820-е), "Вакханка, поящая амура" (1828) - картины принесли ему успех и известность.

Художник мог двигаться дальше по этому пути, обогащаясь тем новым, что принес романтизм, но Бруни остался на позициях академизма. Профессиональные достижения молодого художника были оценены, и он получил ответственнейший заказ на копирование для АХ двух росписей Рафаэля в Ватикане. Поверив в свои силы, Бруни вознамерился сам создать великое произведение «Медный змий», избрав сюжетом для него эпизод из Ветхого Завета.

В книге «Чисел» Ветхого завета сказано, что когда Моисей вывел народ иудейский из египетского плена, их путь лежал через безводную пустыню, по которой они скитались сорок лет. После долгих странствий и лишений люди возроптали, усомнились в способности Моисея вывести их из пустыни, и Господь ниспослал на них кару – дождь из ядовитых змей, сеявших мучительную смерть.
Они раскаялись и взмолились о прощении, и тогда Господь приказал Моисею выставить на знамя медного змия. Каждый, взглянувший на него с верой, оставался жить.

Однако, не спасение, а скорее страх и отчаяние изображает художник. В глубине холста предстает грозная фигура Моисея: его простертые руки как бы рассекают обезумевшую толпу на части. Слева от Моисея выступает Елеазар в одеянии верховного жреца и сплотившиеся вокруг священники – левиты. У ног их павшие ниц и застывшие в покорности люди. В хмуром небе, среди рваных туч, различимы падающие змеи, а зловещие громады скал вдали, безжизненная, каменистая почва ближнего плана довершают впечатление обреченности

Картина «Медный змий» – самая большая в русской исторической живописи,( её размер около 48 квадратных метров) создавалось на протяжении 15 лет. Федор Бруни работал над ней в Италии, где впервые показал в 1841 году. На следующий год картина была привезена в Петербург, где вызвала многочисленные споры и получила неоднозначную оценку современников.

В 1836 году ему пришлось прервать начатую работу и вернуться в Петербург, где он и К. П. Брюллов были назначены профессорами 2-й степени в АХ. За преподавание он взялся увлеченно, и студенты платили ему преданностью. В начале 1837 года он исполнил "Портрет А. С. Пушкина на смертном одре", размноженный литографией и получивший широчайшую известность.

Необходимость продолжить начатую работу заставила его в 1838 году уехать в Италию. Ради нее Бруни даже прервал свою работу по росписи Исаакиевского собора. В специальном послании государю Николаю I живописец объяснил это так: «В России нет ни подобающего света, ни соответствующих типажей, столь необходимых для завершения полотна». Конечно, это была своего рода уловка: в Италии можно было найти итальянский пленэр и итальянские типы, но не иудейские.

Художник провёл в Италии еще два с половиной года. Законченный "Медный змий" в 1841 году был доставлен пароходом в Петербург, где имел ошеломляющий успех, сравнимый только с триумфом «Последнего дня Помпеи» Карла Брюллова, вечного вынужденного соперника Федора Бруни.

Подобно картине Брюллова, полотно «Медный змий» построено по-новому, романтическому, принципу. Здесь нет главного героя — передний план заполонила толпа, охваченная страхом неотвратимой гибели и надеждой на спасение. Бруни близок гоголевскому определению исторической живописи как выбирающей «сильные кризисы, чувствуемые целой массой».

Скользящий свет создает ощущение взволнованного движения толпы. Тонко сближенная гамма холодно-голубых, тускло-зеленых, серо-коричневых тонов придает единство метущимся фигурам.

Библейский сюжет не получил у художника однозначного толкования. В изображении страдания народа можно видеть одновременно и осуждение жестокости библейского бога и неприятие народного бунта. Можно понять, что сам художник видел выход только в покорности Божественной воле.

Мастерство живописца, сумевшего построить выразительную многофигурную композицию на громадном (565х852 см) полотне, подчинить драматизму сюжета свет и цвет, было бесспорно, а налет некоторой экзальтированности действовал на воображение зрителей.

Однако картина принадлежала вчерашнему дню - дряхлеющему и вырождающемуся академизму, и это с фатальной неизбежностью определило дальнейшее угасание крупного таланта художника. Правда, жизненный путь Бруни продолжался так же ровно, как начинался. " «Медный змий» был приобретен государем императором для эрмитажного собрания за 70 000 рублей, а в 1897 году — передан в Русский музей.

Ёго автор получил почетный заказ на росписи в еще достраиваемом Исаакиевском соборе. Он с присущей ему добросовестностью подошел к делу, дважды побывал в Риме, набираясь опыта работы в монументальном искусстве. К 1845 году художник сделал все 25 картонов росписей и часть их осуществил сам, а исполнением остальных руководил лично.

В 2003 году завершилась многолетняя реставрация знаменитой картины. Она была очищена от семи слоев лака, из-за которого многие персонажи были едва различимы, а само полотно приобрело ржаво-коричневый колорит. Выяснилось, что зеленые одежды персонажей на самом деле голубые. А на заднем плане обнаружилось ранее скрытое изображение шалаша — скинии, в которой древние иудеи хранили Ковчег Завета.

Рассказы о шедеврах






Rambler's Top100 Rambler's Top100
Copyright © 2009 nearyou.ru