Rambler's Top100

Сандро Боттичелли

История Виргинии

1504г, темпера и масло на дереве, 85 x 165 см
музей Изабеллы Стюарт Гарднер, Бостон, США


Художник показал эпизод из истории Древнего Рима,описанный Титом Ливием( около 64-69 г. до н.э.-17 г.н.э.). Тит Ливий -aвтор "Римской истории " в 142 книгах , из которых дошло - 35.

Аппий Клавдий, (*сенатор, ненавидевший простых людей), воспылал страстью к девушке из народа и решил удовлетворить свою похоть. Отец девушки, Луций Вергиний, был образцовым воином и гражданином. Так же была воспитана его жена, так воспитывались и дети. Дочь он просватал за бывшего трибуна Луция Ицилия, доблестно отстаивавшего права плебеев. Девушка редкой красоты, она была уже взрослой и не соблазнилась подарками и обещаниями Аппия, и тогда тот, от страсти потеряв голову, решился на грубое насилие.

Он поручает Марку Клавдию, чтобы тот объявил ее своею рабыней и не уступал требованиям временно оставить ее на свободе, полагая, что в отсутствие ее отца Вергиния это беззаконие будет возможно.
Когда lдевушка пошла в школу, в которой она обучалась грамоте, Марк Клавдий, остановил девушку силой и, объявив ее дочерью своей рабыни и, следовательно, рабыней, приказал без промедленья следовать за ним, иначе, мол, он уведет ее силой. Бедная девушка остолбенела, но на крики кормилицы сбежался народ. Имена ее отца Вергиния и суженого Ицилия были хорошо известны. Тех, кто знал их, объединяла дружба, а толпу – негодование против козней Клавдия. Девушка была уже спасена от насилия, но тут Марк Клавдий заявил, что ни к чему собирать такую толпу: он, мол, намерен действовать не силой, но по закону. И вот он вызывает девушку в суд.
На суде Марк Клавдий пожаловался что, мол, девушка родилась в его доме, откуда была похищена и подброшена Вергинию, а сам он узнал об этом благодаря доносу и готов представить доказательства, а ,пока, рабыня должна находится в его доме.
Защитники девушки сказали, что Вергиний отсутствует по делу государства и если ему сообщат о случившемся, то он будет в городе через два дня, несправедливо в отсутствии отца выносить приговор, и потребовали отсрочить дело до его возвращения. Вергинию же на основании закона, внесенного самим Аппием, следует временно оставить на свободе, чтобы девушка не была обесчещена прежде, чем лишится свободы.
Аппий, желая показать свою справедливость, соглсился послать за ее отцом, но потребовал чтобы, до выяснения обстоятельств девушка пошла в дом Марка Клавдия. На неправый приговор роптали, но никто не осмеливался ему воспротивиться, пока не вмешались дядя Вергинии Публий Нумиторий и ее жених Ицилий. Стража стала отталкивать жениха, под предлогом того, что приговор уже вынесен.
А Ицилий вскричал: "Ты получишь то, к чему стремишься, лишь мечом прогнав меня отсюда! Я женюсь на этой девушке, и моя невеста пребудет невинной. Ты можешь, кроме своих, созвать и всех децемвирских ликторов и приказать им пустить в ход топоры и розги, но моя суженая вернется в отцовский дом."
Он пообещал поднять воинов с оружием и ценой жизни защитить честь невесты.
Увидев, что толпа поддерживает Ицилия, Аппий уступил, сказав, что если завтра отец не прибудет, он сможет остановить смутьянов и исполнить приговор.

Брат Ицилия и сын дяди Нумитория спешно отправились вызвать из лагеря Вергиния, отца девушки, а Аппий отправляет послание, чтобы Вергиния никуда не отпускали.
Письмо Аппия опаздало и рано утром Вергиний, одетый как на похоронах, привел дочь, обряженную в лохмотья,как рабыню, в сопровождении нескольких матрон и толпы защитников. На площади собралось много людей. Вергиний обратился к ним за помощью, ведь oн солдат и день и ночь защищает их и их детей от врага. То же говорил и Ицилий. Плакали женщины. Однако, Аппий вынес прежний приговор – Вергиния была признана рабыней.
Сперва все оцепенели, потрясенные такой жестокостью, и на некоторое время водворилась тишина. Но, когда девушку хотели забрать силой, Вергиний, погрозив Аппию, сказал:
"За Ицилия, а не за тебя, Аппий, просватана моя дочь, и вырастил я ее для брака, а не для разврата. Тебе угодно, как скоту и зверю, совокупляться, с кем захочешь? Эти, быть может, и стерпят такое, но, я уверен, не те, в чьих руках оружие".

Аппий заявил, что Вергиний хочет вызвать смуту и приказал его арестовать.Он произнес это громовым голосом и с такою злобой, что толпа расступилась, сама принося девушку в жертву насилию. И тогда Вергиний, увидев, что помощи ждать не от кого, с мольбой обратился к Аппию: "Прости отцу ради его горя, если я сказал против себя неразумное слово, но позволь напоследок здесь, в присутствии дочери, расспросить кормилицу, как обстояло дело, чтобы я, если и правда не отец, ушел отсюда со спокойным сердцем".

Получив разрешение, он отошел с дочерью и кормилицей к лавкам, рядом с площадью, выхватив там у мясника нож, воскликнул: "Только так, дочь моя, я могу сделать тебя свободной".
Тут он пронзает грудь девушки и, обернувшись к судилищу, произносит: "Да падет проклятье за эту кровь на твою голову, Аппий!"

При виде ужасного злодеяния поднялся крик, и Аппий, выйдя из оцепенения, приказал схватить Вергиния. Но тот, размахивая ножом, под защитой шедшей за ним толпы прокладывал себе путь к воротам. Ицилий и Нумиторий, подняв бездыханное тело, показывали его народу, оплакивая красоту девушки, навлекшую на нее злодеяние Аппия, осуществить которое вынужден был отец. За ними шли рыдающие матроны: для того ли растим мы наших детей?

Толпу взволновала как чудовищность злодеяния, так и надежда, воспользовавшись происшедшим, вернуть себе свободу. Волнения прошли по всй стране, правительство - пало.

По материалам:
Тит Ливий "Итория Рима от основания города" кн.3 (44-58)


Галерея




Rambler's Top100

Copyright © 2006 nearyou.ru