Третьяковская галерея



Семья Брюлловых



Краткая биография
Семья Брюлловых
Годы учения в Академии художеств
Жанровая живопись Брюллова-1823-1835гг"
Путешествие в Грецию и Турцию-1835г
Карл Брюллов в Италии





Карл Павлович Брюллов родился 23 декабря 1799 года, в Петербурге, в семье академика Павла Ивановича Брюллова.
Атмосфера искусства окружала его с самых ранних лет. Одаренная семья Брюлловых воспитала целый ряд художников. Из поколения в поколение в ней передавались цеховые, профессиональные традиции. Лепщиком на фарфоровом заводе работал прадед Карла Брюллова — Георгий Брюллов. Скульптором был и дед его — Иван. «Сын скульптора, российский подданный» указал в своем послужном списке отец Карла Павловича — Павел Иванович, избравший удел орнаментального скульптора.
Все пять сыновей Павла Ивановича: Федор, Александр, Карл, Павел и Иван— учились в Петербургской Академии художеств.

Разносторонность интересов семьи Брюлловых, тесная связь ее с Академией художеств определили ту широту творческого кругозора и высокое профессиональное мастерство, которым Карл Брюллов отличался уже в ученические годы.

В творческой биографии Брюллова большую роль сыграли его отец и старший брат Федор. «Мы дома работали более, чем в Академии» и,— вспоминал Брюллов.
Будучи замечательным резчиком по дереву, владея секретом золочения, отец Брюллова был в 1793 году приглашен Академией художеств в качестве учителя орнаментальной скульптуры. Энергичный, предприимчивый, с непреклонным и даже суровым характером Павел Иванович проявлял независимость общественных взглядов, состоя членом масонской. На эфесе его синей эмалевой шпаги золотом был начертан масонский девиз: «Стой за правду».
Деятельность П.И.Брюллова была широка и разнообразна. Большое участие принимал он в оформлении петергофского парка. По поручению Академии он выполнил резные рамы для больших парадных портретов, изготовил резной и позолоченный трон, кресла, столики для дворцов и т.п. Он занимался миниатюрной живописью, владел техникой гравирования и лепки. Павел Иванович был также страстным садоводом. Одно лишь преподавание в Академии его не могло обеспечить. Приходилось брать работу и на стороне. Состоя мастером «в позолотном на дереве цехе», он выполнял заказы, которые «до его звания совсем не относятся и до его художества не касаются». Своими действиями он, как жаловался старшина фонарного цеха президенту Академии Мусину-Пушкину, от них «хлеб отнимает».

Недолго пришлось Павлу Ивановичу состоять па действительной службе в Академии. 18 июля 1799 года он получил предупреждение о своем увольнении. Причиной послужила «малая польза» от обучения «мастерству часового и резного на дереве» классов и необходимость их закрытия".
Предупреждение об увольнении означало лишение академической квартиры. это заставило Павла Ивановича приобрести неподалеку от Академии художеств, с которой он старался не порывать связи, дом с небольшой усадьбой, позволявшей заняться разведением редкостных цветов. В этом доме на Васильевском острове, на Среднем проспекте между 3-й и 4-й линией, родился и вырос Карл Брюллов

Выйдя в отставку в 1805 году, Павел Иванович стал работать над оформлением Кронштадтской церкви. Работа эта принесла ему одни только неприятности. Исполненный им трехъярусный резной иконостас долгое время не мог быть установлен, т.к не был принят комиссией из Академии художеств. Желая смягчить свой приговор, комиссия указала, что Павел Иванович «может быть, и не имел довольно времени вырезать всех тонкостей, которые необходимо нужны для иконостаса».

Однако работа в Кронштадте помогла П. И. Брюллову в 1816 году оформить себя мастером по золотарному делу в экспедиции при правлении Кронштадтского порта. Деятельность Павла Ивановича была на этом поприще столь плодотворна, что дала ему возможность четыре года спустя числиться уже мастером по кораблестроительной части для оформления, видимо, судов, кораблей и др.

Несмотря на свой предприимчивый характер и официальное признание заслуг, выразившееся в получении ордена Владимира за 35-летнюю беспорочную службу в 1828 году, Павел Иванович не приобрел значительного состояния. «Он человек не зажиточный» было указано в резолюции Совета Академии, сделанной на прошении Павла Ивановича, хлопотавшего об отсрочке платежа за учение сына Александра.

Взыскательный и требовательный, Павел Иванович очень рано начал приучать Карла овладевать основами будущей профессии художника. Привлекал он его и для помощи в своей работе, воспитывая в нем качества труженика-профессионала. По его поручению Карл Брюллов еще в ученические годы вылепил для одной из моделей собора фигуры двенадцати апостолов из красного воска, которые возвышались над передним и задним фронтонами. И впоследствии, в пору самостоятельного творчества сына, Павел Иванович продолжал наблюдать за его развитием, давая жизненные советы, снабжая книгами по искусству, изготовляя рамы для его картин. Смерть отца, наступившая в 1833 году, глубоко опечалила Карла Брюллова.

Непосредственную помощь в наблюдении за воспитанием подрастающих детей оказывал Павлу Ивановичу его старший сын Федор. Не оставив в истории искусства заметного следа, он имел, однако, благотворное влияние на формирование талантов своих младших братьев — Александра, ставшего выдающимся архитектором, и Карла, приобретшего мировое признание. Не только в юные годы, но и в пору зрелого мастерства, они обращались к старшему брату за творческими советами. С теплотой и благодарностью много времени спустя вспоминал Карл Брюллов о той роли, которую сыграл в его жизни Федор Павлович.

Федор Брюллов родился всего лишь семью годами ранее Карла, но положение старшего сына в семье налагало на него ряд обязательств. Он чувствовал себя не менее отца ответственным за воспитание братьев. Старательный и трудолюбивый, Федор окончил Академию в 1815 году с большой золотой медалью. Дальнейшая его жизнь, человека не состоявшего на действительной службе в Академии, протекала по обычному для художников руслу. Вначале он был учителем рисования в домах петербургской знати (графов Строгановых и Толстых, княгини Огинской), затем преподавателем в университетском Пансионе благородных девиц. Однако основная его работа заключалась в росписи храмов и гражданских зданий.

Начавшееся в Петербурге в 1818 году строительство Исаакиевского собора было значительным событием в жизни семьи Брюлловых. Оно открывало широкие возможности для применения сил монументалистов, живописцев и скульпторов. Почти вся семья Брюлловых была причастна к строительству собора.
Несомненно, что Федор Павлович способствовал пробуждению у юного Карла интереса к монументальной живописи, развившегося с огромной силой у него в последующие годы.

Нежная дружба, продолжавшаяся вплоть до кончины, связывала Карла Брюллова с его братом Александром. Он был всего лишь годом моложе его и потому обучение их в Академии проходило одновременно. Искренне привязанный к своему брату, горячо веря в его талант, Карл Брюллов находил в нем не только верного друга, но также умного и занимательного собеседника. Александр Брюллов был одаренным архитектором и замечательным акварелистом, В ученические годы его считали единственным соперником Карла в искусстве рисования. Всесторонне образованный, он немало содействовал во время своей профессорской деятельности распространению знаний по истории древнерусского зодчества, пропагандируя значение национальных традиций.

Художественные способности проявили и младшие братья Брюллова — Павел и особенно Иван, умерший в 1834 году.
Карл Брюллов был значительно старше младших братьев и потому развивался вне общения с ними. Но с нежностью вспоминал он о них во время разлуки. «Дорого заплатил бы иногда, в злой час,— писал он из Италии,— чтобы Павел и Ванька пошумели бы хоть немножко».

Выход замуж Юлии Павловны, одной из сестер Карла Брюллова, за П.Ф.Соколова, еще теснее связал семью Брюлловых с художественной средой России. Выдающийся акварелист П.Ф.Соколов не только познакомил Александра и Карла с тайнами своего мастерства, но проявил заботу и об их жизненном благополучии.

Влечение к поэзии и музыке отличало характер второй сестры Брюллова — Марии Павловны, сочинявшей стихи, овеянные легкой дымкой романтики.

В семье Брюлловых часто устраивались домашние спектакли, литературные чтения, вызывавшие горячие споры, вечера с танцами. Близкое соседство с Академией художеств облегчало посещение их дома художниками.
Такова была семейная обстановка, в которой рос и развивался Карл Брюллов. Разнообразие художественных наклонностей членов его семьи, владение почти всеми техниками искусства, живое общение с деятелями литературы, театра и музыки, постоянная связь с Академией художеств благотворно сказались на формировании таланта будущего художника.

Сведения о детских годах Карла Брюллова, проведенных до поступления в Академию, очень скудны. Известно лишь, что до пяти лет он был прикован болезнью к постели. Первые рисунки с гравюр старых мастеров и с окружающих в комнате предметов были сделаны на грифельной доске.


в галерею "Ранние работы "


Карл Брюллов

По материалам книги Э.Ацаркиной "БРЮЛЛОВ",Издательство «Искусство»,1963г.
(Эсфирь Николаевна Ацаркина—известный искусствовед 1960-1970гг.
Автор книг о художниках первой половины XIXв.)




Rambler's Top100 Rambler's Top100
Copyright © 2007 nearyou.ru