Rambler's Top100

О.А.Кипренский

Портрет Александра Сергеевича Пушкина

1827г, холст, масло, 68 x 54 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва


Перед нами погрудное статичное изображение поэта, одетого в модный сюртук, изображение, приближенное к зрителю и, казалось бы, камерное по своему характеру.

Но взгляд Пушкина, устремленный вдаль, покоряющая духовная сила, исходящая от него, подчеркивают небудничный, вдохновенный облик поэта.
Скрещённые на груди руки поэта, складки плаща, наброшенного на плечи, — всё это характерные признаки романтического героя, отрешённого от окружающего мира и погружённого в свои мысли. Живой взгляд пушкинских глаз выражает вдохновение и сосредоточенность. Поэт как бы прислушивается к внутреннему голосу: «...минута — и стихи свободно потекут». Пушкин показан в самый счастливый, светлый момент — момент творчества. Таким себя Пушкин мог и не увидеть в зеркале, это был тот ореол поэтического воодушевления («лесть», по терминологии поэта), который открылся проницательному художнику.
Именно это особенно понравилось в портрете и самому поэту. Он выразил своё восхищение мастерством живописца в стихотворении, посвящённом Кипренскому:

Любимец моды легкокрылой,
Хоть не британец, не француз,
Ты вновь создал, волшебник милый,
Меня, питомца чистых муз,
— И я смеюся над могилой,
Ушед навек от смертных уз.
Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит.
Так Риму, Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид...


Так писал поэт в послании О.А.Кипренскому.

Нимало не заблуждаясь относительно «арапского безобразия» своего лица, Пушкин отмечает здесь объективность, реалистически правдивую «зеркальность» портретной характеристики, данной Кипренским.
Из всех художников, творивших в пушкинское время, именно Кипренский наиболее популярен и в наши дни. И это прежде всего потому, что его кисть навечно сохранила облик величайшего русского поэта.

У Кипренского был счастливый дар портретировать выдающихся представителей русского общества в наиболее значительные минуты их жизни. И этот дар не изменил ему здесь. Он создал живописный портрет-памятник великого поэта. Полотно Кипренского стало самым известным из всех изображений Пушкина.

В 1827 году, когда Кипренский создал портрет Пушкина, поэт был автором не только романтических «Цыган», но и «Бориса Годунова» и «Евгения Онегина». Портрет был написан в доме Шереметевых на Фонтанке. Его заказал Дельвиг, «художников друг и советник».
Кипренский начал работу над ним, вероятно, в последних числах мая, вслед за Тропининым, написавшим поэта весной этого же года в Москве.

Уже в середине июля имеются отзывы о петербургском портрете как о «необычайно похожем», а увидевшие его осенью на выставке писали восторженно:
«...это живой Пушкин» — «...видев его хоть раз живого, вы тотчас признаете его проницательные глаза и рот, которому недостает только беспрестанного вздрагивания..»

Это последнее высказывание словно отвечает одному из критиков, отозвавшемся о высоко ценимом им Тропинине, что он все же «не мог совершенно схватить быстроты взгляда и живого выражения лица поэта».
Правда, критик оговаривался при этом: «...физиономия Пушкина ...вместе с тем так изменчива, зыбка, что трудно предположить, что один портрет Пушкина мог дать о ней истинное понятие».


Теперь, когда перед нами галерея пушкинских портретов, мы не можем не признать, что поразительный по емкости содержания, гармонии художественной формы образ, созданный Кипренским, совершенно воплощает наше представление о Пушкине.

Любопытно, что современники узнавали Пушкина именно по портрету Кипренского, впервые экспонированному на открывшейся 1 сентября 1827 года в Академии художеств в Петербурге выставке, где живописцу был предоставлен целый зал. Вот что произошло, по рассказу П.А.Вяземского (в письме к жене), когда он вместе с Пушкиным совершал прогулку по Неве:

«Мы садились с Пушкиным в лодочку, две дамы сходят, и одна по-французски просит у нас позволения ехать с нами, от страха ехать одним. Мы, разумеется, позволяем».
И, как пишет далее Вяземский, одна из этих дам «узнала Пушкина по портрету его, выставленному в Академии».
Да и мы, когда хотим представить себе внешний облик великого поэта, почти неизменно вспоминаем его портрет кисти Кипренского.

Он создал живописный портрет-памятник великого поэта. Все элементы художественного строя: виртуозная линейная проработка, почти монохромный сдержанно-напряженный колорит, точно выдержанное сочетание остроиндивидуальных неповторимых черт и качеств непреходящей ценности — прекрасно служат этой цели.

Портрет послужил исходным материалом для многих художников и скульпторов последующих поколений, известен во всем мире. После смерти Дельвига в 1831 году Пушкин, несмотря на материальные затруднения, покупает этот портрет и помещает в своем кабинете.

РАССКАЗ


Картины Третьяковской галереи


Rambler's Top100
Copyright © 2007 nearyou.ru