О художниках и картинах



Петер Пауль Рубенс (1577-1640)

БИОГРАФИЯ


часть 1     часть 2     часть 3     часть 4     часть 5

В конце 1568г. доктор гражданского и канонического права, адвокат Ян Рубенс, чьи предки упоминались среди rpаждaн Антверпена еще в XIV в., спешно покидал родной город вместе с женой и четырьмя детьми.
Еще вчера он, изучавший право в Риме и в других городах Италии, был городским советником, служил в магистратуре города Антверпена, в его обязанности входило снимать допросы.

Еретики. Их ровно столько, сколько граждан в бедной Фландрии, поэтому смерть косит их всюду: на эшафотах, на кострах, распинает на колесе. В городах, куда ни глянешь, шесты с торчащими на них головами. В ушах звучат вопли женщин, зарываемых живьем в землю. Города полны сыщиков.

Ян Рубенс отправил на пытку многих приверженцев Реформации, а сегодня сам - беглец, обвиняемый в симпатии к протестантам и ищущий убежища от террора герцога Альбы в чужих землях.... Несмотря на то, что Ян всегда был приверженцем римско-католической церкви, он начал симпатизировать протестантскому учению Жана Кальвина (1509-1564), а это считалось опасной ересью в стране, контролируемой испанским королем-католиком. И Ян Рубенс бежит в город Кёльн, ко двору Вильгельма Оранского, по прозвищу Молчаливый.

Там он становится поверенным по финансовым и юридическим вопросам в делах жены Вильгельма — Анны Саксонской. 26-летняя Анна была голубоглазой белокурой красавицей, а муж ее, принц Вильгельм Оранский, уже долгое время находился в отсутствии - он с переменным успехом воевал с герцогом Альбой, отстаивая независимость Голландии. Между принцессой и ее советником возникла бурная любовная связь. 0 их любви вскоре узнает двор. В итоге Анну, родившую дочь, отправили в Саксонию, где она через пять лет умерла, а Рубенса-старшего посадили в тюрьму. По местным законам его ожидала казнь.

И в это время на сцену вступает Мария Пейпелинс скромная супруга Рубенса.

«... Как я охотно... — пишет она мужу, — если бы это только было возможно, спасла Вас ценой моей крови... Я уверенa, если бы эти добрые господа увидели мои слезы, они имели бы ко мне сострадание, даже если бы у них были деревянные или каменные сердца. И никогда больше не пишите «Ваш недостойный супруг», так как все забыто...»

Любовь и верность Марии победили. После двухлетних ходатайств Марии удалось добиться своего, в 1573 году Ян был освобожден из заключения под залог, и чета получила разрешение на проживание в маленьком городке Зигене. В 1579 году Яну разрешили вернуться в Кёльн, и, наконец, в 1583 году он добился окончательного и полного прощения.
В 1577 году в Загене у четы Рубенсов рождается сын — Питер Пауль.

Несмотря на все тревожные перипетии ссылки и беды отца, в доме, в котором рос Питер Пауль, всегда царила доброжелательная, спокойная атмосфера и полная семейная гармония. В своих письмах позже он будет вспоминать Кёльн как город, где прошло его счастливое детство. Рубенс сумел воспринять самые лучшие качества своих родителей. От матери он унаследовал ее мягкий, уравновешенный характер, умение любить и хранить верность, а также, вероятно, ее рачительное отношение ко времени и деньгам. От отца - его быстрый и легкий шарм.
Ян Рубенс сам занимался образованием детей и передал Питеру Паулю свою неувядающую любовь к наукам и литературе.

В 1587 году в изгнании умирает Ян Рубенс. У Марии сохранилась кое-какая собственность в родном Антверпене, и поэтому она решает вернуться туда со своими детьми. Приняв католичество, она получает разрешение вернуться с детьми на родину. Ей ничто не мешало это сделать, так как ей удалось примирить членов своей семьи с католической церковью. Вполне возможно, что она никогда не разделяла религиозных протестантских убеждений своего мужа, хотя оба ее сына, Филипп и Питер Пауль, были крещены по лютеранскому обряду.
Увы, тяжкие годы скитаний вьщержали не все - лишь четверо отпрысков Яна Рубенса увидели в тот год город своих предков. Вдова с дeтьми поселилась в доме, доставшемся ей в наследство от родителей, и принялась обустраивать новую жизнь. Питер Пауль и его старший брат Филипп были определены в латинскую школу Ромбута Вердонка, ученого, обладавшего определенной весомой репутацией. Школа продолжила начатое Яном Рубенсом и дети получили хорошие основы гуманистического образования.

Позже мать определила Питера Пауля в пажи к вдове графа Филиппа де Лален, Маргарите де Линь. Так начинался обычно путь молодого человека из хорошей семьи с ограниченными средствами, чтобы в конце концов занять достойное положение в обществе. Учтивый паж с хорошими манерами мог рассчитывать на повышение, а с возрастом - и на важный и ответственный пост у какого-либо вельможи, а следовательно, и на определенную роль в управлении государством. Так начиналась не одна знаменитая политическая карьера.

В доме графини Лален Рубенс научился изысканным придворным манерам. Он владел в совершенстве латынью и итальянским, французским, испанским, английским и немецким. Его интересует многое, вплоть до физики и оптики, но более всего — живопись. Хотя в семье Рубенсов никогда не было художников, Питер Пауль точно чувствовал свое предназначение и несколько месяцев спустя он убедил мать забрать его со службы у графини и определить учеником к художнику.Так в тринадцать лет начал он путь в искусство.

Ему подыскивают учителя, который согласился бы взять его к себе в мастерскую. Это Тобиас Верхахт. Питер Пауль перебирается к нему в дом. Первый учитель Рубенса был ничем особенно не выделявшимся пейзажистом - рисовал ландшафты небольших размеров, на которые всегда существовал спрос, но Питер Пауль не мог многому у него научиться. Очень скоро он перешел в мастерскую более универсального художника Адама ван Ноорта, у которого пробыл в учениках около четырех лет.

Девятнадцати лет от роду Питер Пауль снова меняет учителя, став учеником одного из самых замечательных антверпенских художников Отто ван Веена. Он был человеком ученым, с превосходным вкусом, одним из членов элитарной группы "романцев", художников, когда-то учившихся в Италии, чьи произведения были пронизаны гуманистическим духом Ренессанса. Работы Отто ван Веена были вдумчивыми, значительными, но почти лишенными жизни. Тем не менее этот художник оказал серьезное влияние на эстетическое образование Рубенса, он привил своему ученику тщательное изучение композиции, стимулируя у него интерес к интеллектуальным аспектам их общей профессии. Отто ван Веен всю жизнь оставался преданным другом Рубенса.

Когда Пeтеру Паулю исполняется двадцать один год, его принимают мастером в гильдию св. Луки, антверпенскую ассоциацию художников и ремесленников, старейшина которой - его бывший учитель Адам ван Ноорт. Хотя у него пока не было собственной студии и он продолжал еще целых два года работать у Отто ван Веена, ему теперь разрешалось брать учеников, что он и сделал, взяв к себе в ученики Деодатуса Дель Монте, сына антверпенского серебряных дел мастера.

О работе Рубенса в это время нам мало известно. Очевидно, он пользовался высокой репутацией, иначе у него не было бы учеников. В это время у матери хранилось уже несколько его картин, так как она с гордостью говорила о них в своем завещании.





(1600-1608)

Нидерландские художники того времени были убеждены, что подлинный свет искусства идет только из Италии. Лишь там можно постичь настоящие тайны искусства. Каждый считал своим долгом совершить поездку через Альпы. Поклонники итальянизированной эстетики открещиваются от традиций старых фламандских мастеров, не делая исключения ни для ван Эйка, ни для ван дер Вейдена, ни для Мемлинга.
Это классическое путешествие нидерландские художники совершали обычно раз в жизни, но зачастую они оставались в Италии на долгие годы - так обогащало их пребывание в этой стране. Петер Пауль также устремлял свой взор к Италии, к Риму, этому прекрасному Вечному городу, который, словно магнит, притягивал к себе всех художников и ученых.


«Всем, кто прочтет или услышит настоящее письмо, бургомистр и городской совет Антверпена желают счастья и благополучия. Мы подтверждаем, что в нашем городе и округе по благому промыслу божьему можно дышать здоровым воздухом и что здесь не свирепствует чума, ни какая другая заразная болезнь».
Далее указано: «Петрус Рубенс, сын Иоганна, в настоящее время едет в Италию по делам». Девятого мая 1600 года двадцатитрехлетний Рубенс, полный надежд, сел на коня. Новый век он начинал отлично.

Он был молод, красив, хорошо воспитан. Знал английский, испанский, французский, итальянский и латынь. Диплом свободного художника гильдии святого Луки и кошелек матери помогали ему верить в свою звезду. Уже в конце 1601 г. судьба и, очевидно, какие-то существенные рекомендации приводит его ко двору герцога Мантуанского Винченцо I Гонзага, у которого и оставался на службе в течение всего своего пребывания по ту сторону Альп.

Герцог Винченцо I Гонзага быстро убедился в одаренности художника и полюбил его за превосходные манеры и образованность. В обязанности молодого и пока еще малоизвестного художника входило поначалу лишь копирование картин великих мастеров для коллекции герцога. У собирателей того времени вошло в обычай обмениваться копиями: за неимением оригинала можно восхищаться хотя бы его отблеском, часто копии дарили знатным особам. В коллекции герцога Рубенс открыл для себя сокровища. Собрание семьи Гонзага - одно из знаменитейших в Италии. Здесь есть творения самых известных итальянских художников того времени. Рубенс усердно копирует Тициана, Корреджо, Веронезе.

Герцог Гонзага доволен работами Рубенса и вскоре посылает юного мастера в Рим и другие итальянские города для выполнения копий с картин великих художников для своей коллекции. В письме к кардиналу Монталетто, покровителю искусств, герцог просит протекцию "Питеру Паулю, фламандцу, моему живописцу".

В марте 1603г. Винченцо I дает Рубенсу важное задание - сопровождать ценные подарки для испанского короля Филиппа III. Через несколько недель он смог сообщить о своем благополучном прибытии ко двору монарха. Однако, к отчаянию художника, находящиеся в числе даров копии картин, выполненные итальянцем Пьетро Факкети, оказались «испорчены двадцатипятидневным ливнем -неслыханная в Испании вещь!», и Рубенс спешно исправляет их.

Мантуанский посол в Мадриде Аннибале Иберти в письме к герцогу Гонзанга сообщал впоследствии, что холсты после этого стали выглядеть по-другому и даже приняты были за подлинники. Два холста, безнадежно пострадавших, Рубенс заменил собственными работами -«Гераклит» и «Демокрит».


Они так понравились первому министру короля герцогу Лерме, что тот решил заказать художнику свой портрет. Питер Пауль блеснул мастерством, изобразив министра сидящим на коне, Это было ново и картина имела оглушительный успех, и слава о талантливом живописце начала свое шествие по европейским королевским дворам.




В 1605 г. Рубенс добивается разрешения герцога Гонзанга отправиться в Рим «продолжать свое учение». Настаивать на этой поездке у молодого человека были причины: его брат, Филипп Рубенс, получивший незадолго до этого степень доктора права, служит секретарем у кардинала Асканио Колонна и сейчас как раз находится в Вечном городе. К тому же где как не в Риме наслаждаться общением с шедеврами великих мастеров, изучать античную скульптуру, наблюдать работу современных живописцев и, наконец, самому участвовать в кипучей художественной жизни этого уникального города. Ведь Питер Пауль мечтает о славе, достатке, благосклонности сильных мира сего. Он умеет и хочет работать и готов показать, на что способен.

В конце 1606 г. Рубенсу поручено исполнение алтарного образа для римской церкви Санта Мария ин Валличелла, так называемой Кьеза Нуова (Новая церковь). Это не первый его алтарь в Италии, но то, что мастер получил этот заказ, по его собственным словам, «наперекор притязаниям всех лучших римских художников» и, надо думать, не без протекции кардинала Шипионе Боргезе, говорит как о растущей славе молодого живописца, так и об умении заводить нужные связи.

Для Кьеза Нуова Рубенс пишет большую картину «Мадонна с Младенцем, Св. Григорием Великим и святыми» (1607 г.), однако когда творение заняло предназначенное ему место над алтарем, оказалось, что оно очень плохо освещено - блики отражающегося света не позволяли что-либо рассмотреть. В 1608 г. художник заменяет первоначальный вариант картины на другой, отличающийся не только материалом основы (теперь это шиферная доска), но и в значительной мере коппозицией.

Годы, проведенных Рубенсом на Апеннинском полуострове, наложили отпечаток на всю последующую деятельность мастера и на его жизнь. Даже письма свои он отныне подписывает «Пьетро Паоло» - на итальянский лад.
Эти годы не только определили его живописную манеру, но и принесли ему успех и известность, значительно укрепив веру в свои собственные силы. Они были периодом формирования его искусства. Обладая невероятной способностью объединять различные, несравнимые влияния, как античные, так и современные, и на таком синтезе строить свое, собственное художественное видение, Рубенс прежде всего стремился перенять все самое ценное, чем славилось творчество его предшественников. Рисунок Микеланджело и колорит Тициана, классицизм братьев Карраччи и новаторские идеи Караваджо, идеалы античных мастеров - все пошло на пользу, все слилось и сплавилось в душе великого фламандца, чтобы выплеснугь затем на холсты и звучность красок, и буйство сюжетов, и неповторимость рубенсовских форм.



Осенью 1608г Питер Пауль получил печальные вести из дома - мать тяжело больна.
«Я спешу как безумный», - пишет Питер Пауль в своем последнем письме из Рима к секретарю герцога Мантуанского.

Но, как ни торопился Рубенс, к ложу умирающей он не успел. Ко времени его приезда в Антверпен прах Марии Пейпелинкс уже покоился, согласно ее воле, в церкви аббатства Св. Михаила. Над могилой матери Рубенс воздвиг алтарь и украсил его первым вариантом картины для Кьеза Нуова, привезенным с собой из Италии.
Больше в Италию он никогда не возвращался.





часть 1     часть 2     часть 3     часть 4     часть 5

Рубенс






Rambler's Top100 Rambler's Top100
Copyright © 2006 nearyou.ru