О художниках и картинах


Леонардо да Винчи(1445-1510)

Рассказ И. Долгополова -"Мастера и шедевры"


Костры во вторых Афинах
Верроккио поражён
Этот ленивец...
«Один из вас предаст меня...»
Предтеча
«Вы не ценили его...»


Верроккио поражён

Радуга расцвела на синей вершине Монте Альбано и простерла свою сияющую параболу над маленьким городком Винчи, над его белой башенкой, над черными кипарисами и, сверкнув павлиньим хвостом в водах Арно, скрылась за крутогор-быми зелеными холмами.
Ночью была гроза. Но к рассвету ветер разогнал тучи, утро встречало юного Леонардо блеском росы и птичьим гомоном... Необыкновенное утро. Ведь сегодня четырнадцатилетний Леонардо, сын нотариуса Пьеро да Винчи, прощается с детством и уезжает во Флоренцию, чтобы учиться живописи у самого Верроккио!

Он никогда не забудет эти края — зеленые долины, обрамленные лиловыми горами, высокое небо с гордо парящими в нем птицами и свежий ветер, доносящий до слуха рожок пастуха и звон благовеста. Будущий художник в дальнейшей трудной своей жизни не раз вспомнит родниковый, прозрачный воздух, запах росы и горных трав, журчание ручья и веселую песню дрозда, а главное — безмятежную тишину и раздолье, которого так ему будет не хватать в суетной и шумной столице Тосканы.

Леонардо еще в детстве полюбил природу и привык неспешно созерцать ее красоту. Это помогло ему уже в первых, порою наивных рисунках проявить такую зоркость глаза и твердость руки, что его работы, привезенные отцом к великому Верроккио, поразили мастера.

Итак, судьба юноши решена. Отныне все его устремления, все помыслы будут отданы искусству, ведь так рассудил мес-сир Верроккио... Но откуда было знать маститому живописцу, какого демона он извлек из маленького местечка Винчи в 1466 году.
Боттега — так назывались мастерские художников в то время. Боттега Верроккио была известна своими учениками. В ней работали такие славные и ставшие после великими художники, как Перуджино, Боттичелли. С ними учился и молодой Леонардо.

Флоренция тех лет была в зените своего расцвета. Род Медичи, правивший Тосканой, уделял много сил развитию литературы, науки и искусства. Недаром Флоренция претендовала в те годы на гордое прозвище «вторых Афин».
Годы учебы, познания мастерства, анатомии, перспективы летели незаметно. Леонардо радовал своего учителя успехами, и вот настал момент, когда маэстро привлекает ученика к участию в работе над композицией «Крещение Христа», в которой Верроккио поручает да Винчи написать фигуру ангела.

«Верроккио поручил Леонардо написать ангела, держащего одеяния. И хотя тот был юнцом, однако выполнил это так, что ангел Леонардо вышел много лучше, нежели фигуры Верроккио».
Далее искусствовед Вазари добавляет, что учитель так был расстроен явным превосходством своего ученика над собой, что с тех пор не прикасался к кисти. Должны оговориться, что даже очевидцы иногда изобретают драматические коллизии, дабы придать нужную, по их мнению, остроту своему повествованию. Но дело не в том, бросил ли Верроккио писать или нет. Дело в том, что ангел, созданный двадцатилетним Леонардо, носит в себе приметы новой живописи, еще невиданной по мягкости светотени, по обаятельности решения образа, по оригинальности и виртуозности рисунка.

Современники рассказывают, что как-то сир Пьеро да Винчи был за городом, к нему пришел некий поселенец с добрососедской просьбой: взять с собой во Флоренцию для росписи круглый щит, который он собственноручно исполнил из срубленного фигового дерева. Тот охотно сделал это.
Леонардо же, взяв этот щит в руки и увидя, что он крив, плохо сработан и занозист, стал выправлять его на огне и затем, отдав токарю, сделал его из покоробленного и занозистого гладким и ровным.

Потом Леонардо в одну из комнат, куда не заходил никто, кроме него, натаскал хамелеонов, ящериц, сверчков, змей, бабочек, саранчу, летучих мышей и другие странные виды подобного рода тварей и из их множества, разнообразно сопоставленного, образовал некое чудище, чрезвычайно страшное и жуткое, которое выдыхало яд и наполняло воздух пламенем; при этом он заставил помянутое чудище выползать из темной расселины скалы, брызжа ядом из раскрытой пасти, огнем из глаз и дымом из ноздрей до такой степени причудливо, что в самом деле это имело вид чудовищной и ужасной вещи.

После этого он впустил отца посмотреть. Ничего не ожидавший сир Пьеро при первом же взгляде сразу отшатнулся, не веря, что это и был тот самый щит и что изображение, которое он видит, есть живопись.

В ту пору Леонардо пишет Мадонну. В этой картине Вазари отмечает деталь, поразившую его: «Графин с цветами, наполненный водой. Отпотевание воды на поверхности было изображено так, что она казалась живее живого».
Правда, в наши дни усилия и достижения Леонардо, (так поразившие современников, могут показаться некоторым нашим любителям искусств наивными; ведь, по существу, такое натуральное изображение природы граничит (боже, я боюсь даже написать это слово) с фотографичностью... Но Леонардо не боялся этих терминов — он просто их не знал. Гениальный художник преклонялся перед природой: «Милостивая природа позаботилась так, что ты во всем мире найдешь, чему подражать».
Он знал, что прежде, чем быть новатором и фантазировать, надо изучать и знать, а главное — уметь! И он умел!

ПРОДОЛЖИТЬ

Леонардо да Винчи




Pеклама:
Интернет-магазин МосИгра - настольная игра scrabble



Rambler's Top100 Rambler's Top100
Copyright © 2006 nearyou.ru