Rambler's Top100

Ф.Рокотов

(1735 - 1808)

Портрет Н.Е.Струйского

1772, холст, масло
Государственная Третьяковская галерея, Москва
(Портрет плохо сохранился)


Образам, созданным Рокотовым в эти годы, присуща особая одухотворенность, сдержанность в выражении чувств, внутренняя замкнутость. Они таят в себе что-то сокровенное, значительное, что открывается не сразу. При этом художник остается верен натуре. Таковы портреты известного в XVIII веке чудака стихотворца Струйского и его молодой обаятельной жены. Портрет Струйского плохо сохранился и о нём мало известно.

На худощавом нервном лице Струйского выделяются большие беспокойно горящие темные глаза. Взгляд этих глубоко посаженных, словно мерцающих глаз передаег исступленность и неуравновешенность натуры Струйского.

В литературе упоминается о Струйском как о незадачливом поэте, прославившемся своей маниакальной литературном деятельностью.
Для печатания собственных произведений Струйский завел в своем имении «Рузаевка» первоклассную типографию и славился изяществом своих изданий. Екатерина II хвалилась перед иностранцами книгами, отпечатанными в типографии Струйского.

Интересные воспоминания о нем оставил близко его знавший князь И.М.Долгорукий:
«Исступления подобного, когда о стихах говорили, я не видывал. Все обращение его, впрочем, было дико, одевание странно... Сказывали мне, еще,будто он до стихотворного пристрастия был наклонен к юридическим упражнениям, делал сам людям своим допросы, судил их, говорил за них и против».

Струйский являл собой тип помещика, в котором нравы крепостника уживались с приверженностью к литературе и искусству. В Рузаевке он построил дом-дворец, проект которого приписывается Растрелли, имел большую библиотеку русских и французских книг, картинную галерею.

Особый интерес Струйский вызывает потому, что он был восторженным почитателем Рокотова, постоянным его заказчиком. Крепостной живописец Струйского — Зяблов — обучался у Рокотова.

Живя большей частью в Рузаевке, Струйский временами наезжал в Москву, останавливаясь в собственном доме в Замоскворечье, где, бывал Рокотов.

Струйский был человек начитанный, знавший языки. Ои был в дружеских отношениях со многими интересными людьми — современниками Рокотова. Художник относился к Струйскому не просто как к состоятельному заказчику, ему, по-видимому, импонировали литературные и художественные симпатии Струйского. В стихотворных произведениях Струйского мы встречаемся с именамн люден, знакомых нам по портретам Рокотова — поэтами Сумароковым, Майковым и другими.

Даты жизни Струйского до сих пор не были известны. Новые данные о нем, найденные в архиве г. Саранска, позволяют установить его возраст на портрете— 23 года.

Рокотов, хорошо знавший Струйского, создал правдивый образ вспыльчивого, увлекающегося и крайне неуравновешенного человека. Вот таким, «иступленным и диким» в своих порывах», с горящим «восторгом и жаром» взглядом и кривой улыбкой, он смотрит... мимо зрителя. Фигура, лицо и глаза обращены в разные стороны, В Николае Еремеевиче сочетались за- мысловатое чудачество, благородные порывы, варварская жестокость к крепостным и фанатичная страсть к литературному творчеству. Конечно, больше всего он любил себя в поэзии и даже завел собственную типографию, чтобы печатать свои опусы, и зал искусств «Парнас». Струйский преклонялся перед талантом Рокотова, собирал его произведения, а в мастерской художника обучался его крепостной А. Зяблов. Вот таким, «иступленным и диким» в своих порывах, с горящим «восторгом и жаром» взглядом и кривой улыбкой, он смотрит... мимо зрителя. Фигура, лицо и глаза обращены в разные стороны, что усиливает лихорадочность и истеричность образа.



РАССКАЗ


Kартины Третьяковской галереи




Rambler's Top100
Copyright © 2006 nearyou.ru