О художниках и картинах



Алексей Петрович Антропов (1716 - 1795)


ЧАСТЬ 2

Ещё один портрет государыни Антропов написал для Троице-Сергиевой лавры и впоследствии не раз возвращался к образам царской семьи и близких к ним лиц, исполняя заказы Синода «для поднесения высочайшим особам». В большинстве своем эти работы были копиями с собственных оригиналов или картин других мастеров.



Пребывание Антропова в Москве, выполнявшего многочисленные заказные портреты, затянулось до середины 1763г. Когда же художник вернулся в Петербург, оказалось, что свою должность при Синоде он практически потерял. Предприняв отчаянную попытку определиться «к одним портретным делам» в ведомство придворной конторы и не получив на то «милостивого соизволения», Алексей Петрович был вынужден вновь хлопотать о восстановлении в штате Синода. Но только к концу 1765 г. его хлопоты увенчались успехом, и Антропов был окончательно утвержден в прежней должности с выплатой всего причитавшегося ему жалованья.

Еще в Москве живописец с увлечением начал работать над небольшими камерными портретами, на которых изображал конкретных людей, не подчеркивая их сословную принадлежность, но наделяя чертами жизненной достоверности.
Композиция этих и других портретов кисти Антропова отличается лаконичностью, модели изображены на нейтральном фоне. Цветовая гамма звучная, декоративная. Орнаментальность форм, тщательное выписывание деталей, присущие работам Антропова, идут от парсуны предшествующего столетия, но реалистическое восприятие натуры, тонкая наблюдательность, достоверная передача характеров — это новое в русском искусстве.
Как и в прежних своих работах, он не умел и не хотел льстить своим моделям, но при этом его полотна не теряли своего декоративного назначения. В этот период художник был относительно свободен в выборе заказов, много писал, исходя из личных симпатий, поэтому так удачны его портреты дворян Бутурлиных, статс-дамы М. А. Румянцевой, несколько портретов неизвестных мужчин и женщин.



Особо хочется выделить парадный портрет видного государственного деятеля графа В.В.Фермора — храброго, честного и бескорыстного человека, — написанный в 1765г. Но во второй половине 1760-х гг. манера письма художника становится, если так можно сказать, более робкой. Поняв, что внутренний мир человека несравненно богаче, чем это доступно его выразительным средствам, Алексей Петрович начинает испытывать некоторую растерянность.

Парные портреты Колычевых почти идентичны. Колычевы, изображенные в одной и той же позе, кажутся застывшими. Однако это однообразие компенсируется личным отношением художника к модели, он воспроизводит черты характера прямолинейно, без прикрас. Изображения четы Колычевых стали своеобразной лебединой песнью мастера в области камерного портрета.


В 1770-х гг. им были исполнены портреты архиепископов Г.Петрова и П.Левшина, а позже он писал преимущественно копии царских портретов и иконы по заказу Синода, последняя из которых датирована 1788 г.

В 1768 г. Антропов, ссылаясь на свою многолетнюю службу, подал прошение о повышении в чине, но только через пять лет по представлению архиепископа Гавриила получил просимое. Вообще, отношения Алексея Петровича со Святейшим синодом не складывались. Необходимость выполнять всевозможные oбременительные поручения, далекие от основного пристрастия художника — портретной живописи, не могла принести ему удовлетворения.



Гораздо больше ему нравилась его педагогическая деятельность, которой он посвящал много сил и времени. В 1765 г. у Антропова было 8 учеников, позже в его доме постоянно проживала большая группа воспитанников, которых он обучал самостоятельно; многие из них остались неизвестными, однако двое не только прославили своего учителя, но и вошли в историю русского искусства — это Д.Г.Левицкий и П.С.Дрождин.

В самом конце 1789 г. на первой странице «Санкт-Петербургских ведомостей» появилось объявление Антропова об открытии частного училища во флигеле его собственного дома, где уже в первый год занималось 119 человек. Постепенно училище расширялось, а после смерти художника и его жены, по завещанию Алексея Петровича, разместилось в самом двухэтажном доме художника. Просуществовав еще многие годы, оно явилось своеобразным памятником замечательному русскому живописцу.



Антропов скончался от горячки в Петербурге и был похоронен в Александро-Невской лавре. Надгробная плита на его могиле сохранилась до наших дней. На ней надпись:
«В надежде воскресения погребен на месте сем раб Божий коллежский асессор и живописи художник Алексей Петрович Антропов. Родился 1716 г. марта 14 дня. Скончался 1795 года июня 12 дня. Жития его было 79 лет 2 месяца и 28 дней».

ЧАСТЬ 1




Pеклама:



Rambler's Top100 Rambler's Top100
Copyright © 2007 nearyou.ru